Марш Равенства — 2017. Взгляд через объектив

Для меня этот Марш Равенства был первым. Мне потребовалось время и определенный опыт, чтобы понять, ради чего я туда иду. Понял. Прайд – это возможность заявить о себе. А значит, и о своих правах. Что для меня, как для транс-мужчины, жизненно важно.

Мы подходили к Дому Учителя со стороны площади Победы. Уже в начале бульвара Тараса Шевченко заметили людей с фотокамерами. Сперва одного, потом второго. Снимали сбоку, с крыльца, из-за ограды бульвара. Вопросов не задавали, внимание к себе не привлекали. Уже после, по окончании Марша, пошли сообщения о том, что фото активистов сливаются радикалам для последующего «сафари». Я не могу точно сказать, имели ли к этому отношение уличные фотографы, но подозрения остались у многих…

Плотное оцепление нацгвардии и полиции, рамки металлодетекторов, досмотр вещей. Сам процесс нагнетает тревожность, но понимаешь, что без этого никак. Пока никак. Хотя в изменение ситуации хочется верить.

Развлек сотрудницу полиции устройством своего фоторюкзака с молнией на спинке. Мы втроем прошли дальше, к постепенно собирающейся колонне. На перекрестке Владимирской и бульвара Шевченко предельно отчетливо слышна риторика «оппонентов». Лозунги про гомодиктатуру, слезливые отсылы к «нашим хлопцам в АТО», выяснения, на чьи деньги проводится «шабаш». Большинство лозунгов звучали настолько нелепо, что дискредитировали сами себя. «Оппоненты» стремительно получили прозвище «голоса из кустов». Впрочем, нелепость никак не снижала их агрессивности. Четкое понимание – не будь кордонов полиции, на нас бы бросились.

Я расчехлил фотоаппарат, когда мы дошли до Квир-анархо-фем-колонны. Здесь и сделал первые снимки. На момент, я еще не знал точно, где буду находиться во время Марша и что делать. Но интересных кадров хотелось сделать как можно больше. И я двинулся вдоль толпы, которая усилиями волонтеров безопасности понемногу преобразовывалась в колонну. Среди разноцветных флагов и улыбающихся дружелюбных людей меня понемногу отпустило от тяжести «гласа из кустов». Благо, к самому Дому учителя он практически не долетал.

Порадовало несколько знакомых, которых я встретил среди волонтеров. К ЛГБТ-сообществу они имеют весьма опосредованное отношение. Но пришли поддержать друзей. И не просто участием в Марше, а в его организации и в обеспечении безопасности всех тех, кто пришел. Я благодарен этим людям. Пожалуй, именно их присутствие отчетливо давало понять, что общество все же меняется.

Колонны понемногу начинали выстраиваться. До выдвижения осталось совсем немного. И тут мне неожиданно повезло. Я добрался до информационной машины с платформой на крыше и оборудованием. И, недолго думая, попросил у экипажа пустить меня к ним на крышу фотографировать. Причем знакомиться я начал уже после того, как был допущен на борт машины. Роман Ивасий и Тимур Левчук, сотрудники организации «Точка Опоры», обеспечивали звуковое наполнение Марша, оглашая через микрофон его лозунги: «Права людини – понад усе!» и «Бунтуй! Кохай! Права не вiддавай!» Когда вслед за ними эти слова скандировали многосотенные колонны, выкрики «оппонентов» безнадежно угасали где-то сбоку. С крыши масштаб Марша осознавался в полной мере – участники почти полностью заполнили улицу, кругом было видно яркие росчерки флагов и плакатов. Среди участников марша отчетливо выделялись зеленые жилеты и кепки безопасников. Праздничное настроение гасло при взгляде на темные ряды полиции и нацгвардии по сторонам. Эта живая граница яснее ясного говорила о том, ради каких прав мы сюда вышли.

Со стороны парка Шевченко через головы полицейских летела россыпь листовок от «оппонентов». Я уже после нашел их изображения в сети. Мрачные серые флаеры «раскрывали ужасные тайны» сексуальной ориентации и опасности однополых семей для развития общества. Переполненные детдома и семейное насилие, с точки зрения радикалов, вымиранием нации не грозят. А вот возможность людей спокойно создавать семьи и пользоваться социальными гарантиями почему-то неимоверно опасна для будущего страны.

Уже после Марша я узнал, что в процессе движения пострадали двое активистов. С Дмитрия Калинина «оппоненты» сорвали радужный флаг. Который после этого сожгли – в лучших традициях «титушек», в своё время сжигавших знамя Украины. Софии Лапиной, шедшей рядом с ним, порвали рюкзак. И всё это, само собой, сопровождалось потоком словесных оскорблений. После, ближе к вечеру, было еще несколько нападений. Активистов выслеживали по сброшенным в сеть фотографиям и просто выцепляли «отличающихся».

Шествие закончилось перед станцией метро «Площадь Льва Толстого». Здесь ребята из службы безопасности несколько раз попросили всех участников спрятать плакаты и символику, напомнили о необходимости отключить геолокацию на гаджетах. Часть людей уходила через метро, включая Романа и Тимура. Часть развозили на автобусах. На автобусе уехал и я, снова присоединившись к друзьям. Уже в салоне координаторы снова повторили инструктаж по технике безопасности. А о том, куда нас везут, мы узнали уже по дороге. Пожалуй, назвать отход с Марша иначе, как эвакуацией, я не могу.

Марш Равенства в этом году был самым большим за всю его историю в Украине, он собрал две с половиной тысячи человек. И самым защищенным. Участников охраняли шесть тысяч полицейских нацгвардейцев. Но, пока проведение мирного шествия требует таких мер безопасности, ни о каком соблюдении прав человека в нашей стране говорить не приходится. Я очень надеюсь, что однажды Маршу и тем, кто принимает в нем участие, не потребуется охрана. И что никто больше не будет бояться добираться домой после него.

Дэмион Симаргл

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *